Ночной Галоп

Мне часто снится один и тот же сон…

По сумеречной степи мчатся несколько всадников. Долго, почти бесконечно. Чёрные лошади, плащи с капюшонами, низко стелющийся туман.. Над ними, точнее, вместе с ними, летит то ли сокол, то ли орёл. Его полёт почему-то ассоциируется с бессмертием. Вот такая картина.

Я могу не только разглядеть мельчайшие детали, но и отождествиться с любым объектом этой сверх динамичной сцены. Даже с травой, которую вбивают в землю окровавленные копыта.

Это один из тех ощущенческих снов, которые дают возможность прикоснуться к некоторым состояниям. Становясь лошадью, я чувствую её гигантскую мощь, почти ярость. Перекатывающиеся под глянцевой кожей мышцы выделяют бешеное количество тепла, пота и какого-то металлического тестостерона.

Нельзя сказать, что это приятное состояние. Предельное, сжатое в кулак напряжение напоминает до боли натянутую струну. Она не способна разорваться, но и растягиваться больше не может. Этот невозможный баланс превращает её в вылитое из плоти движение, тяжело мчащийся вихрь. Груда выпирающих мышц, преодолевая собственный вес, стремиться вперёд без направления и цели.

Лиц всадников я не видел ни разу. Они не имеют значения. Важнее их чувства. В каждой морщине не существующих лиц безусловная решимость, полное слияние с вибрирующей под ними силой. Но об управлении и превосходстве речь не идёт. Человек не указывает направление лошади. Им по пути, вот и всё. Туда, к сереющему впереди рассвету.

Удержаться в седле очень сложно. Мне удалось не сразу, с третьей или четвёртой попытки. Но резонанс с безумной мощью стоил затраченных усилий. Он похож на прикосновение к извергающемуся вулкану. Или к другой, пришедшей в экстаз стихии.

Беззвучный полёт сокола самый волнующий и приятный. Но заметить, зацепиться взглядом за маленькую птицу очень сложно. Сложно, но реально. Его полёт, его скольжение в пространстве так естественен и свободен, что хочется плакать. Ни грамма напряжения, ни тени конфликта. Сила птицы в отсутствии усилий. Чистое движение напоминает порхание луча фонарика по вершинам высоких ночных деревьев. Материя, превратившаяся в волну. Осознавшая свою радостную бесконечность.

Вот этот сокол — самая желанная и самая опасная деталь всей картины. Его реальность не человечна, и даже не биологична. Она — эманация самого времени. Вечная, вездесущая энергия. Её можно ощутить самыми тонкими перьями широко расставленных крыльев, но нельзя ни замедлить, ни, тем более, повернуть назад.

Странный и волнующий опыт. Слишком велик соблазн стать волной полностью, навсегда. Это не сложно, на самом деле. Слить ощущения сокола и человека в единый порыв во сне куда проще, чем кажется. Вот она, безусловная, экстатическая свобода! Что может быть лучше?! Беззвучным светом преодолевать отвердевшие от мысли понятия и границы.   

Но проснувшись, понимаю, что ещё не время. Как же я люблю этот твёрдый, обыденный мир, искрящиеся глаза людей и терпкую грусть наблюдаемых на Земле закатов! Скупое зимнее солнце через несколько дней перевалит за ежегодный экватор. Мчащиеся в предрассветной мгле лошади принесут взрыв новой жизни, который я ни за что не соглашусь пропустить.

Юрий Демченко

2016

Share Button