1386950308_1277149789_desertisland

Одна из френдов спрашивает: «Юра, вы пишете о переформатировании личности, осознавании поведенческих автоматизмов и стереотипов, постоянной работе со страхами, чувством собственной важности и жалостью, остановкой внутреннего диалога и многом другом. Я много лет медитирую, и мне этого полностью хватает. Медитация даёт мне уравновешенность, придаёт силы и ощущение близости к богу. Зачем стремиться к чему-то ещё?»

Сразу после прочтения этого вопроса возникло побуждение ответить лаконично, наподобие: «Ксения, если вы удовлетворяетесь тем, что есть — вы уже счастливый человек. Ведь счастье — это не когда много, а когда достаточно». Но такой ответ показался мне дешёвой отмазкой. Возможно, потому, что когда-то я сам задавал себе такие «наивные» вопросы и искренне искал ответы.

Итак, что вам даст вся эта практика? Стоит ли заморачиваться и напрягаться?

Представьте, что вы родились в океане, выросли в океане, живёте в океане и не знаете ничего, кроме океана. Капитан возит вас по бескрайним водным просторам в маленьком, но прочном и уютном кораблике. Вы полностью доверяете этому капитану, так как знаете его всю жизнь, и бессознательно убеждены, что он хранит самое ценное, что у вас есть: само ваше существование.

Вы отлично ориентируетесь в океане. Закаты и восходы для вас всегда разные, ветра знакомые, а погода — понятная и относительно предсказуемая. В крайнем случае, всегда можно послать капитана в гугл, и он сообщит вам метеосводку с высоким процентом вероятности. Всё просто, понятно и очень привычно. Но есть одно «но».

Иногда, редко и неожиданно, вы замечаете на горизонте нечто, называемое капитаном «землёй». Гугл выдаёт ещё одно слово: «остров». Во второй строке чёрным по белому написано: «Внимание! Осторожно! Приближение к острову повышает опасность встречи с акулами!» Впрочем, вы и так хорошо это знаете. Всезнающий капитан с завидной готовностью это подтверждает.

Конечно, он не говорит, что «островами» или «землёй» нельзя любоваться издалека. Они потрясающе красивы и отлично разбавляют монотонный пейзаж. Когда один из них выплывает на горизонте, возникает удивительное состояние, что-то вроде близости к богу. Люди, живущие в других кораблях, называют это «сатори», но вы подозреваете, что эта игра слов не больше, чем лингвистическое расхождение.

Никто из известных вам людей даже не заикался о приближении к этим загадочным «островам». Все знают, что это невозможно. Так же невозможно, как приблизиться к солнцу или луне. Капитан как-то упоминал, что очень давно какой-то сумасшедший предпринял такую попытку. И как его капитан допустил такое?! Эта авантюра едва не стоила ему жизни. Несчастный рассказывал, что остров окружён непроницаемым кольцом поднявшихся из воды кораллов, который назвал «рифом». Об этом даже статья в Википедии есть. В ней подчёркивается, что миф о рифе очень древний и доверять ему не стоит.

Легенда о рифах лишний раз подтверждает, что приблизиться к «земле» нельзя. Нельзя — потому что невозможно, а невозможно — потому что нельзя. И крайне опасно. Всем ведь известно, что существует только океан. Кому там целого океана не хватает?!!

Вот пятна на солнце действительно существуют. Один умный учёный год назад догадался посмотреть на него через акулий плавник. Вот шума в Фейсбуке было! Писали про солнечную активность, радиацию, фотоны и какие-то нейтрино. Учёному явно понравилось и он применил тот же метод к «земле»: посмотрел через плавник на очередной, показавшийся на горизонте остров. Естественно, он ничего не увидел. Беднягу зачмырили и со скандалом выгнали из академии. Где это видано, чтобы учёный глупостями занимался!

Но времена меняются. Некоторые из нас начинают задавать самим себе (и своим капитанам) неудобные вопросы. Кто-то, в результате ежедневной работы со зрением, начал замечать, что почти все острова покрыты чем-то зелёным и окружены красивой жёлтой лентой. Причём, в ясную погоду при мягком вечернем свете цвета становятся насыщеннее и ярче.

Сами капитаны, в кодексе которых жирным шрифтом записано «приближение к островам грозит неминуемой гибелью», тоже начинают мыслить шире. Они понимают, что акульи плавники для изучения островов бесполезны. Но, может быть, стоит использовать что-то другое? Например, перламутровые раковины или крабовый панцирь? И что это за гигантский магнит, который включается при приближении корабля к очередному острову и автоматически тянущий его назад. Как вообще устроена эта сила?

Ксения, всё дело в людях, задающих вопросы. Наличие вопросов заставляет искать ответы. Одним хватает восхищения островами в качестве элементов пейзажа, кто-то ищет проход между рифами, а кто-то, по старинке, ныряет за жемчугом. Вы совершенно правы. Каждый выбирает достаточный для себя вариант. Или, скорее, выбирает что-то в нас, помимо нашей осознающей воли. Но это уже несколько другая тема.

Исследователи островов представляют собой определённый психотип людей. В их задницах свербит зуд, который мне хочется обозвать Духом Магеллана. Пробившись сквозь рифы, избежав акульих зубов и не наступив на ядовитых ежей, они исследуют линию прибоя, пляж и прибрежные заросли. Углубляются в лес и карабкаются в горы. А потом они или их потомки строят космолёт и отправляются к звёздам. «И никто не знает, где положен им предел…» Кажется, так сказано в Упанишадах.

А вообще, самое главное — это согласие с капитаном. Отсутствие внутренней войны. Ощущение гармонии и какой-то особой «правильности». Это бесценное состояние. А чем именно вы занимаетесь — ловите рыбу, плаваете между островами или строите площадку для космолёта — вопрос индивидуальный и совершенно вторичный.

Юрий Демченко

2016

Share Button