Айсберг

Подруга в Фейсбуке спросила, как я понимаю свободу в отношениях Ж и М. Начал отвечать, но понял, что коротко и не скажешь. Оказалось, далеко не весь мой опыт хорошо мной осознаётся. А наилучший для этого способ — вывести на уровень слов. По крайней мере, для меня.

Будем честны: между мужчиной и женщиной сексуальность является ниточкой, на которую нанизывается всё остальное. Поэтому, говоря о свободе, я буду иметь в виду в первую очередь свободу сексуальную. Или, как минимум, подразумевать.

Психологи утверждают, что на седьмой год супругов штормит особенно сильно. Мой опыт это полностью подтвердил. Наша буря достигла апогея, когда я оказался в постели с другой женщиной. И даже не пытался это скрывать. Сейчас мне кажется, что та ситуация была для меня чем-то вроде неосознанной формы протеста. Абсурдом, из которого существовало всего два простых выхода: или кардинальное улучшение внутри семейной атмосферы, или развод.

Почти всегда для того, чтобы что-то осознать, нужно погрузится в глубокую задницу. В моём случае задница оказалась гигантской. Меня разрывали на части две сильные женщины, а я, как сами знаете что, болтался посередине. Мои мысли и чувства сузились до кучки сексуальных желаний. Это было чертовски бессознательное, почти безнадёжное состояние.

Именно тогда я понял, как сильно связывает людей эмоциональный сексуальный контакт. Точнее, это поняло моё тело. Интимное взаимодействие может как поднять человека на вершины осознанности (это знание появилось намного позже), так и опустить до плохо осознаваемого, почти животного состояния. И даже все эти хвостатые, рогатые и прочие четвероногие выглядят здесь намного лучше. Ибо не сопровождают спаривание ненужной рефлексией.

С тех пор утекло много не только воды, но и других, более мутных и густых жидкостей. Но моё тело продолжает хранить ещё одно важное понимание. Женщина должна быть одна. Единственная. Никаких смешений сексуальных потоков. Любое отклонение от этого правила ведёт к утрате гармонии не только с женщиной, но и с самим собой.

Хочу подчеркнуть: это знание не столько ментальное, сколько телесное. С собственными мозгами, если очень хочется, ещё можно как-то договориться. Но против тела так просто не попрёшь. Любое такое действие воспринимается как предательство самого себя. А это уже внутренний конфликт, прямой путь к саморазрушению.

Четыре года назад мне захотелось сменить атмосферу, побыть в одиночестве и тишине. Подруга осталась мёрзнуть в зимних широтах, а я собрал рюкзак и махнул на несколько месяцев в Азию.

О той замечательной женщине стоило бы сказать больше, чем пару слов. Она была профессиональной массажисткой, и мы быстро оказались в моём номере. Люблю массаж, что поделать…

Быстро выяснилось, что наши энергии вошли в какие-то странные химические реакции. Жара, ограниченное пространство… Настало мгновенье, когда возбуждённый самец захотел  отпустить себя полностью.

Но было что-то не то. Какая-то липкость, что-ли.

Мы уселись друг напротив друга и стали общаться. Я понял, что мимолётная интрижка не стоит последующего эмоционального дискомфорта. Конечно, скрыть её от оставшейся дома подруги не было проблемой. Но её тело обмануть бы не удалось. Возникло бы маленькое, но напряжение, которое неминуемо сказалось бы на чистоте и силе нашей связи.

Лена была замужем и тоже сомневалась в целесообразности секса на стороне.

Но притяжение оставалось. И мы занялись тантрой. Лёгкой, воздушной тантрой. Без всех тех сладостей, в которые стремятся скатиться разнонаправленные заряды в замкнутом,  душном пространстве. Без губ и половых органов. То есть, без секса.

Тантрическое взаимодействие требует высокого уровня концентрации и контроля. По крайней мере, на начальных этапах. Партнёры усиливают, но всё же пропускают энергию  друг друга через свои тела. В отличие от секса, во время которого происходит перемешивание «нижних» энергий. Именно поэтому не стоит считать тантру изменой. Даже с натяжкой.

Тогда, жаркой зимней ночью, я с удивлением обнаружил, что мне удаётся контролировать собственную, довольно бурную сексуальность. Не подавлять, а именно контролировать. Усиливать и ослаблять напряжение, перемещать энергию внутри тела. Эти навыки можно оттачивать бесконечно, но тогда я почувствовал, что это вообще такое.

Женщина — текучее, пластичное, склонное к изменениям существо. Её можно изучать постоянно, открывая всё новые и новые грани. Она — как пещера Алладина: чем дальше идёшь, тем больше всего находишь. Сложно найти настоящие сокровища, бегая по разным пещерам и бросая в них, с порога, мимолётные взгляды.

Текучесть женщины отлично иллюстрирует её сексуальность. Настойчивый и терпеливый мужчина будет и через десять, и через двадцать лет находить на теле подруги новые эрогенные зоны. Некоторые пары открывают кайф в разнообразии мест, с лёгким налётом эксгибиционизма или около того. Почему нет? Если секс в поезде или на пляже освежит ваши чувства друг к другу… Тантра с постоянным партнёром — вообще отдельная тема. Это настолько мощный способ познания совместных энергий, что даже секс (этот божественный секс!) с завистью смотрит из-за угла.

Пространство доверия — ворота, открывающие глубины женского тела. И здесь, как мне кажется, кроется главный парадокс женского существа.

Её тело почти всегда несёт груз страхов, обид, подавленных желаний и многих других, создающих напряжение барьеров. Даже чувствительному мужчине требуются годы, чтобы его расслабить. Хотя бы расслабить, помочь вернуть естественность и текучесть.

С другой стороны, склонность женщины к доверию поистине поразительна. Почувствовав «своего» мужчину, она, закрыв глаза и заткнув уши, «падает» в доверие с головой. Мужчина, как правило, оставляет пространство для сомнений. Женщина сметает его навсегда.

Это то, что я ценю в женщине больше всего. Предрасположенность к сильному энергообмену. Оно возможно лишь в атмосфере полного доверия, тотальном отпускании себя. В готовности исчезнуть как тело и родиться как вихрь, как маленькое торнадо. Мужская природа этого не предполагает. Гость, в отличие от принимающей стороны, не может позволить себе гостеприимство.

Думаю, мужская свобода кроется именно в этом. В бесконечном стремлении к усилению энергообмена с близкой нам женщиной. Большой труд и настоящая радость — постоянно воспринимать её по-новому, открывать новые грани её сексуальности. Любой другой путь ведёт либо к истощению, либо к самоизоляции.

Мужчине необходимы женские энергии. Как выразились бы древние китайцы, мы обречены тушить свой огонь её водой. Чем чувствительнее мужчина, тем лучше он это ощущает. Проснувшееся ото сна тело не оставляет ему другого выбора. Готовность мужчины к энергообмену многократно возрастает. Теперь он сам подталкивает тело подруги распахнуть окна собственной чувствительности.

Мой опыт красноречиво свидетельствует, что мужская сексуальность не является чем-то стабильным. Наши фобии и страхи живут у нас в головах, навязывая телу неестественные модели поведения.

Сейчас смешно вспоминать, но когда-то я всерьёз опасался, что мне грозит импотенция. Через несколько лет работы с осознанием я обнаружил себя в другой, противоположной сексуальной реальности: повышенная возбудимость накладывалась на преждевременное семяизвержение. Сейчас я знаю, что и то, и другое — навязчивые заблуждения, толкавшие меня на новую ступеньку понимания своих сексуальных процессов.

Моя мысль проста: мы очень изменчивые существа. Замирая в собственном постоянстве, человек начинает напоминать болото с застоявшейся водой. Отношения начинают выцветать и разрушаться. Наша свобода — в постоянном обновлении и усилении настройки с окружающим миром.

Мужчинам повезло. Женщина является как бы микромиром, отличным барометром его осознанности. Обретение гармонии с любимой свидетельствует о важном достижении на пути мужчины. Он уже не сражается с миром, его внутренние битвы хорошо осознаются и больше не разрывают его на части.

Да, на пути трансформации есть период, когда искатель остро чувствует себя одиноким островом в океане непонимания. В эти сложные годы даже близкие люди иногда кажутся тенями, безжизненными рабами своих ничтожных хотелок.

Это время драматических изменений. Его нельзя обойти, но подвисать в нём надолго крайне не желательно.

Большинство полярников отправляются в Антарктиду из маленького городка Ушуайя (Аргентина, Огненная Земля). На континенте они ловят рыбу, пьют пиво в барах и колесят на внедорожниках по ближайшему Национальному парку. Обычно эта беззаботность длится несколько дней, а потом… Потом они оказываются в маленьком кораблике среди гигантских волн. Моряки называют это место Ревущими Сороковыми. Особо впечатлительные новички запечатывают свои документы в водонепроницаемые пакетики и кладут их во внутренние карманы. Прощальных писем никто не пишет. Такой возможности нет: всё летает вверх дном. Вещи, люди, эмоции… В общем, жесть.

Но на утро обессиленный странник выползает на палубу и открывает рот… В звенящей морозной тишине он видит медленно плывущие айсберги. Ослепительно белые скульптуры на фоне голубого неба вызывают такой бурный восторг, что у побитых ветрами мужчин из глаз катятся слёзы.

Яркость тех переживаний многократно усиливает сильная, хорошо подобранная музыка. Она — как тело близкого человека. Звучит по-новому после смертельных штормов.

Юрий Демченко

2015

Share Button