IMG_0655_1

Дом Алана располагался в горах, на границе с самыми что ни на есть настоящими джунглями. В этом непролазном лесу был очень густой подлесок. О том, чтобы свернуть с тропинки, нельзя было и думать. Но даже тропинки иногда терялись в этом зеленом океане, и я обнаруживал себя, беспомощно стоящим в растительной массе. То тут, то там слышались удаляющиеся шаги испуганных животных. О том, чтобы их разглядеть, не было и речи. Тщетными были попытки подняться на ближайшую вершину (как утверждал Алан, самую высокую в стране), равно как и найти хорошую смотровую площадку. Джунгли были везде, и даже вверху не всегда удавалось рассмотреть пятно чистого зимнего неба.

Спустя неделю после прибытия в Нувара Элию было полнолуние, и я никак не мог заснуть: тело казалось переполненным электрической энергией. Отчаявшись погрузиться в сон, я оделся потеплее и вышел на крышу дома. Клонившаяся к закату луна ярко освещала и город в долине, и громадную стену нависавших над домом деревьев. Совсем рядом в ночной тишине ухала ночная птица. Мысль о том, что где-то рядом рыщут в поисках добычи леопарды, прогнала остатки сна. Было холодно и, чтобы хоть как-то согреться, я стал вспоминать выученный несколько лет назад комплекс цигун. Оказалось, что тело отлично помнит каждое движение. Я медленно передвигался по крыше, краем глаза наблюдая за перемещением собственной тени на светлом бетоне. Время как будто остановилось, и вот уже тело само, без моей воли, двигалось в нужном ритме. И вдруг, как будто во сне, я осознал, что смотрю на темный массив джунглей, только не сбоку, а сверху. Точнее, мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что то, на что я смотрю – кроны гигантских деревьев подо мной, хорошо различимые в холодном лунном свете. «Как в фильмах ВВС про природу», подумал я. Смотреть вниз было приятно, и, чтобы разглядеть каждый листок, я попытался лучше сфокусироваться. Каким-то удивительным образом я видел довольно большой массив леса внизу, и, тем не менее, мог рассматривать отдельные листья в темной массе. Моё тело знало, что лес – это живой организм, что все, от микроскопической орхидеи до гигантских деревьев и высокоорганизованных животных составляют одно неразрывное целое, не менее, а более живое, чем переполненный людьми мегаполис. Сразу после того, как я это понял, лес подо мной начал пульсировать. «Как сердце», — проскочила мысль. Пульсация ускорялась, и вдруг все вспыхнуло самым приятным светом, который я когда-либо видел. Моё внимание не выдержало подобного зрелища: я почувствовал, что проваливаюсь в пустоту…

Я пришел в себя, лежа на боку на холодном бетоне. Звезды почти погасли, а небо на востоке вовсю полыхало фиолетово-малиновым пожаром. Из буддистского храма доносилось монотонно-ритмичное пение мантр. Я встал и, с трудом собравшись, поплелся в свою комнату. Не раздеваясь, я рухнул на кровать и провалился в глубокий сон.     

Юрий Демченко

Share Button