Ц_11

Есть на Земле места, поражающие своим цветом. Смотришь – и понимаешь, что никогда раньше не видел таких красок. Даже растерянность возникает… Задаешься вопросом: разве ТАКОЕ возможно?!

Одним из таких мест для меня является Тибет, а точнее – его юго-восточная часть, ближе к Кайлашу. После покорения очередного перевала перед глазами, в который раз, открывается нереально-величественный пейзаж, включающий в себя пустыню, озёра и горы, накрытые очень живым, постоянно меняющимся низким небом, в котором доминируют белый с пронзительно-голубым. Но что-то не то. В следующую секунду вдруг осознаешь, что вода в озере цвета медного купороса, а горы, несмотря на середину дня, темно-голубого, почти черного цвета. Если повезет попасть в Тибет в первой половине лета, пустыня может быть усыпана цветами, от нежно-розовых до фиолетово-синих. Но и они какие-то неестественно яркие. Причиной столь нереальных красок может быть разреженный, очень чистый воздух на большой высоте, возможно, что-то еще. Но анализ приходит намного позже. После шока, замешанного на эстетическом наслаждении. После непроизвольного порыва сфотографировать, забрать с собой, поделиться с другими. И после смирения, которое приходит вместе с осознанием того, что красотой невозможно владеть. Здесь, в этих благословенных местах, анализ также уступает место благодарности за то, что эта земля открыла тебе одно из своих ярких сокровищ. Свой неповторимый цвет.

IMG_9200_31

«На кой черт мне те Андаманы?» — думал я, когда тяжелый, влажный воздух ударил мне в лицо при выходе из самолета. Шагая к скромному зданию местного аэродрома, я чувствовал, как пропитывающаяся потом футболка начинает прилипать к телу. Раздражение и апатия сменяли друг друга попеременно. Впереди были высокие цены, отсутствие интернета и длительная паромная переправа на один из соседних островов. А позади – долгие переезды на фоне двух бессонных ночей. Но чем дольше путь – тем удивительнее открытия. Проверено многократно.

И Андаманские острова превзошли самые смелые ожидания. Подступающий почти вплотную к океану дождевой тропический лес был переполнен экзотической жизнью. Гигантские деревья, выстреливающие  то тут, то там светло-серыми стволами над зеленым ковром джунглей, стаи вечно горланящих зелено-красных попугаев, носящихся в кронах магнолий, пауки-птицееды. Бабочки отличались от птиц не столько размерами, сколько характером полета. Спокойные, почти нежные волны то съедали белоснежный пляж во время прилива, то отступали к коралловому рифу, обнажая причудливые корни мангровых деревьев. И везде – в линии прибоя, в небе и под водой – кипела жизнь.

Но главный сюрприз ожидал меня во время заката. Прогуливаясь босиком по крупному, влажному песку, я созерцал нереально-нежные переходы самых разнообразных оттенков — от насыщенно-синего в небе до изумрудного в океане. В воздухе висела плотная дымка, отражающая теплоту заходящего где-то за спиной солнца, смягчая холодность красок на горизонте. Она на только предавала картине осязаемый объем, но и размывала облака вверху и пятна кораллов в океане наподобие мягко рисующего объектива. Линии горизонта тоже не было видно. Только бесконечные оттенки сине-зеленого, каким-то непостижимым образом воспринимавшихся теплыми, нежными, почти бархатными цветами.

К сожалению, такие праздники продолжались не долго, да и случались не каждый день. Необходимыми условиями были «правильная» облачность на фоне чистого заката, «магическая» дымка, возможно, что-то еще.

Фотографировать эту красоту было бесполезно. Океан и небо – какая тут композиция?! Этот цвет был предназначен для созерцания. Гедонизм для глаз. Восторг для души. Даже ущипнуть себя хочется. Может, сон?

Юрий Демченко

Share Button